Мнения

Как это начиналось

Надежда Беляева
Сложно поверить в то, что имя Сергея Дягилева практически 70 лет в ХХ веке было под запретом. Оно упоминалось только в специальной, научной литературе, и лишь в 1982 году И. С. Зильберштейну, известному коллекционеру, литературоведу, доктору искусствоведения, удалось прорвать эту блокаду молчания и издать двухтомник «Сергей Дягилев и русское искусство» – статьи, воспоминания современников о нашем знаменитом земляке, интервью и переписка С. П. Дягилева. Несмотря на тираж, эта книга и по сей день является библиографической редкостью. Впервые имя Дягилева вышло на обложку издания в широкое пространство, но более того. Это была первая фундаментальная публикация. Это был смелый шаг автора-составителя и издательства «Искусство». И снова годы молчания. Так уж случилось, что следующей в этом ряду стала Пермская галерея.
В 1987 году в Пермской галерее открывается большая выставка «Сергей Дягилев и художественная культура ХIХ–ХХ вв.». Беспрецедентная история (да еще в провинции!), которая сразу была отмечена центральной и зарубежной прессой. Впервые в России выставка посвящалась знаменитому маэстро. К участию в ней были приглашены более 30 государственных и частных собраний, в том числе Государственный Русский музей, Третьяковская галерея. Это была не просто выставка, а торжества, включавшие научную конференцию, открытие дома Дягилева, положившего начало созданию музея, установка мемориального знака, концерты. Научным руководителем проекта стал С. В. Голынец, доктор искусствоведения Свердловского университета, занимавшийся искусством рубежа эпох. На мое предложение сделать выставку ответил удивленным: «Не боитесь?»
В вопросе была своя закономерность: перестройка не разрушила разом все стены, и имена наших многих известных соотечественников еще оставались в тени истории. Были риски, «наверху» строго вопрошали: «Выставка о каком-то антрепренёре?» Но у нас было и понимание, что идет другое время и каждый на своем месте должен менять устоявшуюся идеологию, рассказывать о многообразии мира. И нашими союзниками в Перми, конечно, в первую очередь стала тогда еще школа №11. Это уже позже директору Р. Д. Зобачевой удалось отстоять присвоение гимназии имени Дягилева, собрать музей и побывать с учениками на могиле Сергея Павловича. Тогда же открыли на доме памятный знак (скульптор Н. Хромов сделал его по нашей просьбе бескорыстно, как временный); общество любителей балета «Арабеск», театр оперы и балета, а если говорить о стране, то весь художественно-научный мир – носитель и хранитель знаний о культуре эпохе и роли С. П. Дягилева.
Так в 1987 году начиналась эта история, привлекшая внимание России и Европы. Несмотря на то, что Пермь еще была закрытым городом, сюда в том же году сумели прорваться иностранцы, в том числе Линн Гарафола из США – автор первой в мире биографии Дягилева. Позже она была переведена О. Левенковым, бывшим тогда директором исполнительной дирекции «Дягилевских сезонов», и издана в Перми. «Леннаучфильм» снял фильм «Несравненный Дягилев», стали возникать в Москве и Ленинграде фонды Дягилева. Блокада забвения была прорвана. Дягилевские дни в Перми в 2003 году, благодаря художественному руководителю оперного театра Георгию Исаакяну, обрели еще больший формат и стали Дягилевскими сезонами. С 2011 года, когда театр возглавил Теодор Курентзис, сезоны получили не только новый формат: Дягилевский фестиваль стал ежегодным, международным не только по составу исполнителей, но и постановщиков с мировым именем. Что до зрителей, они прибывают в Пермь со всей планеты. С. П. Дягилев собрал в Перми и Петербург, и Москву, и Париж, и разные страны – Америку, Германию, Англию, Францию…
Каждый год с воодушевлением и волнением мы ждем Дягилевского фестиваля – спектакли, выставки, концерты. С ночи занимаем очередь за билетами, держим руку на клавиатуре компьютера в охоте за ними же. Испытываем радостное воодушевление и волнение в ожидании эмоций того большого праздника культуры и настоящего искусства, с которым происходит встреча на Дягилевском фестивале. Это не только хороший заряд на целый год, но и стимул для движения и развития.
Чего я жду от фестиваля сегодня? Праздника чувств! Очень хочется послушать оркестр и хоры, фортепианные концерты, новую симфонию Л. Десятникова. В период подготовки первых Дягилевских торжеств я была у него и привезла в Пермь его партитуру «Дягилев и Нежинский. Любовь и ненависть». Он просто показал на рояле фрагмент своего сочинения, написанного для театра марионеток, но так и не исполненного. Надеялась, что вдруг наш театр сможет за месяц ее осилить, ибо понимала, что это совершенно другой жанр. К сожалению, так и оказалось. Тогда еще театр не мог так быстро перестроить голоса, чтобы взяться в такие сроки за качественную подготовку совершенно нового по технике исполнения материала. Сам Десятников готов был к камерному авторскому исполнению произведения, но не смог тогда вырваться в Пермь, в последний момент его вызвали на съемки фильма. Но радует, что все же он добрался до Перми, и не в первый раз Леонид Десятников приезжает к нам на премьерные исполнения своих произведений.
Дягилевский фестиваль – пример того, как культура преодолевает границы, территориальные и человеческой разобщённости, дарит эмоции и вдохновение, создает привлекательность места, и если угодно, то действительно улучшает качество жизни, так обеспечивает подъем и желание на своем месте сделать нечто, чтобы жизнь была интереснее.